3 октября 2022,
понедельник
$ 59,76
€ 65,98
Сейчас: +12
Завтра: пасмурно, без осадков +19

Кризис, которого нет?

Ключевые лица российского государства демонстрируют уверенность в том, что пик кризиса уже пройден: коллапса в экономике не случилось, самые страшные прогнозы не сбылись. Следовательно, ожидания экономического апокалипсиса можно отменить. Или все-таки отложить?

Рубрика:
Экономика

Метки:
Россия 

Деньги. Фото: «БалтИнфо»

Деньги. Фото: «БалтИнфо»

Оказывается, все то, что пережили россияне в конце прошлого – начале текущего года, всю эту череду «черных» рублевых вторников–четвергов, сокращений и увольнений, взлет цен и оглушительное падение экономики кризисом не назовешь. Словно по щучьему велению, кризис в России внезапно был отменен. Остались лишь «явления», и произошло все это по волшебному слову главы государства. «Я бы даже кризисом это не назвал, явления есть определенные, сложности определенные», - заявил Владимир Путин на получившей известность благодаря отмене кризиса встрече с Советом законодателей, состоявшейся в конце апреля. По мнению главы государства, пик негативных тенденций при этом уже пройден.

Пункт обмена валюты. Фото: «БалтИнфо»

Между тем ожидания экспертов в начале года относительно ближайшего экономического будущего страны были совсем мрачными. Аналитики и ведущие экономисты прогнозировали, что по итогам 2015 года (с учетом пика в начале второго квартала) инфляция достигнет рекордных 20–30%. Компании, особенно мелкие и средние, сметет волна банкротств. А курс отечественной валюты, если цена барреля эталонной нефти «зависнет» между отметками в 30 и 40 долларов за баррель, прогнозировался и вовсе в пределах 80 рублей за доллар. Ложкой дегтя в бочке дегтя стали «черные» инвестиционные метки от рейтинговых агентств, сигнализировавших о скором исчезновении и без того почти сошедших на нет иностранных инвестиций.

Банки. Валюта. Курс. Фото: Илья Давлятчин, «БалтИнфо»

В общем, население вовсю готовили к тому, что пояса придется затянуть туго и надолго. Пиковым во всех отношениях эксперты и официальные лица называли второй квартал. Однако сейчас, когда прогнозный период близок к финалу, можно отчасти согласиться с риторикой главы государства и констатировать, что самые страшные ожидания, действительно, не оправдались.

Например, так и не состоялся апокалипсис рубля, от которого в декабре, казалось, можно было ждать чего угодно. На фоне подрастающей нефти (цифра 60 за баррель вселила в «деревянный» немалую уверенность) рубль начал уверенно поправлять пошатнувшиеся к доллару позиции, и даже стал по итогам апреля одной из самых «лучших» валют. Вот и вышло, что в рубль заложили слишком много «лишних» рисков, и вот уже несколько недель он топчется на отметке, которую отдельные эксперты называют практически равновесной по отношению к основной валютной паре. Следом «выживший» рубль притормозил и инфляцию, которой во втором квартале также предрекали максимальный разгон.

Позитивной в целом риторикой наполнены и заявления главных «прогнозных» ведомств страны – Минфина и МЭР. Так, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев на днях заявил, что ВВП России по итогам первого квартала потерял 2%, а во втором падение составит еще большую цифру. Однако этот факт глава ведомства связал с тем, что реальный сектор выходит из кризиса дольше финансовых рынков. Представители Минфина также заявили о том, что после мая инфляция будет замедляться. Итого в целом по году инфляция может составить 11% (по Минфину) либо 11,9% (по МЭРу). Ну а дальше будет только лучше.

На этом фоне законодатели, утвердившие в начале апреля очередные поправки в федеральный бюджет, уже представляются отчаянными пессимистами. Напомним, что, согласно итоговым поправкам, дефицит федеральной казны был увеличен до 3,7%, при этом доля «социальных» расходов (то есть, на поддержку беднеющего населения) в нем несколько выросла. Прогнозный уровень инфляции в бюджете был зафиксирован на уровне 12,2%.

Эксперты не отрицают, что поводы для оптимистичных заявлений у федеральных властей действительно есть. Вопрос в их природе. «Мне кажется, весь оптимизм сейчас главным образом связан с тем, что полгода назад министры Путина считали, что рухнем гораздо сильнее, - говорит научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Петербурге Дмитрий Травин. - Когда же мы все-таки проехали над пропастью по узкой тропинке, у всех отлегло. Кризис оказался не таким серьезным, как ожидали, и, главное, он не угрожает власти Путина. Ведь голодных бунтов нет. Так что для пенсионерки, например, этот кризис серьезный, но для Путина – нет».

Между тем кризис никуда не делся, продолжает экономист. О нем свидетельствуют и официальные данные статистики. Например, сокращение уже упомянутого выше объема ВВП в марте составило (по данным МЭР) в годовом выражении 3,4%, а падение важнейшего показателя здоровья экономики на протяжении двух кварталов подряд – это самый что ни на есть кризис. Реальные доходы населения в марте тоже снижались с ускорением – этот показатель снизился на 1,8%, а в феврале – на 1,6%. Ожидаемо просел и оборот розничной торговли – на 6,7%, в то время как «продуктовая» инфляция выросла на 10,9%, а непродовольственный сектор «подорожал» почти на 7%. То есть, ждали худшего, но хорошего все равно не дождались.

Стабилизация, о которой заговорили сейчас федеральные власти, считает Травин, может оказаться весьма шаткой. «Всегда может появиться фактор, который все осложнит», - считает эксперт. Так, в 2008 году таким фактором стало падение на рынке недвижимости в США (казалось бы, очень далеком от нас), потянувшее за собой мировой банковский кризис.

Сейчас таким чертом из табакерки может стать, например, «черное золото». Последние недели мы наблюдали повышение мировых цен на нефть, и теперь они колеблются в коридоре между 60 и 70 долларами за баррель. «Ситуация может в любой момент ухудшиться. Например, буквально сегодня появилась информация, что правительство США разрешило бурение на Аляске. Значит, предложения на рынке нефти будет больше, цены вновь могут упасть, а это больно ударит по нам», - говорит Травин.

К подобным уколам «нефтяной иглы» мы по-прежнему не готовы. И даже политика импортозамещения пока не дала явных результатов. Пока пишут только об успехах на рынке производства сыра, констатирует эксперт. Но эти успехи сомнительны. «В отличие от других товаров, сыр у нас всегда был не очень высокого качества. Поэтому потребители предпочитали брать литовский, белорусский. А теперь, когда вследствие санкций нам стал доступен уругвайский сыр по 2,5 тыс. рублей, потребитель волей-неволей стал покупать отечественный. Плохой, невкусный, недозревший. Надо ли нам такое импортозамещение?», - задается вопросом Травин.

Наконец, никуда пока не делись санкции, по-прежнему иссушающие нашу экономику. «Негативное влияние от них будет все больше, так как без импорта ряда важных технологий наша экономика будет оставаться в стагнации», - отметил эксперт.

Таким образом, неоднозначность прогнозов, оценок и официальных данных не дает четко понять, достиг ли спад экономики своего дна, либо до него еще копать и копать. Правительственные чиновники дают еще квартал на снижение, а Путин в декабре говорил, что сложно будет на протяжении примерно двух лет. «Пока глава государства не отменил своих слов, так что даже по-путински можно ожидать, что еще примерно полтора года будет продолжаться спад, - говорит Дмитрий Травин. – То есть, уровень жизни будет не обвально, но все-таки снижаться».

Стоит упомянуть, что «официальный» позитив все-таки несколько расходится с реальными настроениями россиян, которые отмечают, что жить стало тяжелей. Это подтверждают свежие исследования ВЦИОМ. 6 мая центр опубликовал данные, согласно которым россияне в последние месяцы стали чаще прибегать к «…различным формам приспособления к сложившейся экономической ситуации». Так, с января по апрель стало больше тех, кто сообщил, что в последние полгода перешел на покупку более дешевых продуктов (с 16% до 24%) или вовсе отказался от приобретения некоторых товаров (с 18% до 26%). Еще четверть делает это уже около года (24% и 24%, соответственно), а каждый десятый начал в последний месяц.

Более четверти опрошенных ведут поиск более высокоплачиваемой работы или приработка, другие берут деньги в долг у знакомых или принимают от них безвозмездную помощь.

Анна Беляева

Загрузка...
Размер шрифта:

Реклама

 
Главные темы
 
Новости партнеров
 
 

Видеосюжеты

 
 

 
↑ Наверх